Департамент культуры Воронежской области
+7 (473) 255-54-72онлайн заказ билетов
городской зимний театр
235 сезон

Новости

24  Февраля  2014

«Как я стал…» Ярославы Пулинович на сцене Кольцовского театра: а режиссер-то не чудак!

Надо оговориться сразу: этот спектакль имеет возрастное ограничение 18+. Хотя в нем нет ни обнаженки, ни насилия. А ненормативная лексика употребляется совсем не для того, чтобы эпатировать или окунуть в грязь. Убери ее – и не будет ни правды жизни, ни сценической правды.

Ну как еще может выразить свое отношение к миру лишенная профессии, спивающаяся актриса ТЮЗа Арина Аркадьевна? Она и поминает уволившего ее режиссера последними словами, из которых то, что на букву «м», самое приличное. Но в устах заслуженной артистки России Надежды Леоновой эти слова звучат не пошло и не вызывающе. Актриса вообще умело избегает пошлости, хотя играет в этом спектакле сочно, экспрессивно, с удовольствием. Сцены с Ариной Филимоновой придают спектаклю Никиты Рака трагикомический оттенок, приподнимая его над бытовым уровнем, выводя в другое измерение. Как славно, что молодой режиссер «увидел» замечательную актрису Леонову, которой в Кольцовском театре почему-то не находится ролей!

Именно Надежда Леонова выступает в этом спектакле катализатором «концептуальной реакции», замешанной на слове «игра». Оно не случайно повторяется в пьесе несколько раз. Чуткий постановщик уловил этот посыл драматурга и придал действу иногда явный, иногда завуалированный оттенок игры со смыслами, игры в театр, да, пожалуй, и в жизнь. 

Спектакль (как и пьеса) основан на дневнике 24-летнего россиянина по имени Александр (Евгений Баханов), сына влиятельной персоны. И это история человека, который жаждал великих свершений, а стал… В том-то и вопрос, кем он стал. Вместо отточия можно подставить слова «негодяем», «подлецом», «добычей дьявола», «преуспевающим человеком», «таким, как все». На чем остановиться – решать это и драматург, и режиссер предоставляют зрителям. Молодой актер существует в этом спектакле достоверно, а его герой вызывает целую гамму чувств – от симпатии до презрения. И понимаешь, что этот Александр – дальний родственник Зилова из «Утиной охоты» или Бузыкина из «Осеннего марафона»…

Актрисой яркого темперамента предстала в этой постановке Алевтина Чернявская. Ее Маша слегка не от мира сего (не настолько расчетливая и прагматичная, чтобы преуспеть), но это цельная и страстная натура. Актриса с помощью режиссера умело выстраивает роль от экспозиции к кульминации и развязке. 

Менее удачная роль у Марии Щербаковой (Майя). В постановке Кольцовского театра это не хищная современная девочка, для которой самый важный орган мужчины – его кошелек. Образ Майи «утеплен», романтизирован, что лишает его убедительности, а спектакль – морального противовеса благородной Маше и ее бесшабашной, но в душе глубоко порядочной маме Арине Аркадьевне. Кто- то должен искушать Сашу – так задумано автором, такова космогония этой драматургии. Майя в исполнении Щербаковой для этого не подходит.

Соавторами режиссера в этой работе выступили художник-постановщик Алексей Лобанов и художник по свету… Егор Козаченко (да-да, подающий надежды артист Кольцовского театра). Малый зал уставлен деревянными поддонами, которые воображение зрителя и мастерство актеров превращают то в городскую уличную сцену, то в скромную квартирку, то в уединенный уголок в пригороде, где Саша и Маша услышали, как поют эльфы.

Минимализм сценографии обязывает актеров к большей самоотдаче – надо же заполнить эмоциями, энергетикой, оживить это пространство, этот зал-трансформер. Работать в данном случае на автопилоте – значит, провалить спектакль. 

Но актеры этого себе не позволяют.

Текст -   Екатерина Данилова

Фото -  Валерий Драбов

Статья - "Культура ВРН"

Назад к списку Назад к списку