городской зимний театр
237 сезон

Новости

8  Сентября  2023

Первый герой — любовник второй половины XX века

Николай Тимофеев

 К 80-летию со дня рождения

 Юрий Васильевич КОЧЕРГОВ

/10.09.1943 – 12.08.2010/

Народный артист России (1999). Лауреат Государственной премии РСФСР (1974). Лауреат премии Центрального федерального округа в области литературы и искусства (2010). Актер заслуженно слыл гордостью старейшего воронежского театра в течение четырех десятилетий, сыграв на его сцене более семидесяти ролей, большинство из которых были главные.

С тридцатых сталинских времён в течение нескольких десятилетий в сознание человека вдалбливали понятие грандиозности, масштабности всего, что касалось советских символов. Скульптуры вождей и героев были монументальны, тянулись к небесам. Людей призывали совершать подвиги, устанавливать рекорды – в угольной шахте, у станка, на хлебном поле и даже в искусстве. Что касается артистов, то нередко в печати можно было встретить утверждение: такой-то сыграл более ста, а такой-то более двухсот ролей… Поражали воображение читателя количеством. Разумеется, речь шла об актёрах выдающихся, известных.

Ю. Кочергов в спектакле «Диктатура совести» М. Шатрова. Реж. М. Захаров. 1987 г.

С таким подходом я столкнулся в конце 1996 года, когда довелось готовить справку о количестве сыгранных в воронежском драмтеатре ролей Юрием Васильевичем Кочерговым. Справка требовалась для оформления документов для представления к званию «Народный артист России». Помню, тщательно перелистав все записи, сделанные заведующими труппой с конца 1960-х, я насчитал всего 56 ролей. Меня обвинили в небрежности, в предвзятом отношении к актёру и т.д. В общем, руководство само стало пересчитывать роли актёра. И, к своему удивлению насчитало те же 56 ролей. По здравому разумению, это не только нормально, а даже превосходно для актёра такого плана: 56 ролей за 26 лет работы в театре. Всё дело в том, что роли-то преимущественно были главные. Это значит, что на каждый год приходится минимум по две, а то и по три новые главные или близкие к тому роли. Если иметь в виду, что в труппе порядка пятидесяти человек и что как бы ни был хорош и талантлив актёр, не во всякой постановке он может быть кстати (к тому же есть и другие талантливые!), две роли в год это великолепно! Ведь и количество постановок за сезон не более пяти-шести. Театр такая организация, в которой «много» вовсе не значит «хорошо». Гораздо больше ролей может быть не у ведущих актёров, а занятых, по преимуществу, в небольших мизансценах, в эпизодах. При этом и исполнение эпизодической роли вовсе не отменяет наличие таланта. Эпизодическую роль Фирса в «Вишневом саде» А.П. Чехова играли такие знаменитости, как Марк Прудкин, Николай Хмелёв, Евгений Евстигнеев…

Спектакль «Не боюсь Вирджинии Вульф» Б. Слейда

…Юрий Васильевич Кочергов родился в Баку в 1943 году. В 1966-м окончил Краснодарское музыкальное училище, получив профессию преподавателя музыки, концертмейстера. Творческая деятельность в качестве актера началась в Краснодарском драматическом театре, куда он был приглашен в 1964 году, т.е. еще будучи студентом музыкального училища. Проработал там четыре сезона.

С 1968 по 1988 Ю.В. Кочергов – артист Воронежского театра драмы имени А.В. Кольцова. В 1988 - 90 работал в музыкально-драматическом театре Магадана. Вернулся в Воронежский драмтеатр в 1990 году и до последних дней жизни был верен этой сцене.

Актерская судьба Юрия Васильевича Кочергова являет собой убедительный пример к понятию Дар Божий. Во второй половине ХХ века в труппе Кольцовского театра было всего три актера мужского пола, имеющих высшее почетное звание «Народный артист России». Это Вадим Соколов, Юрий Кочергов и Анатолий Гладнев. А до этого был еще единственный «Народный артист СССР» Сергей Папов. Так вот всех их объединяет отсутствие профессионального актерского образования. Правда, Анатолий Гладнев, пришедший в театр после ветеринарного факультета СХИ, потом все-таки получил диплом артиста. Ну как тут не помянуть Дар Божий!

Появившись в 25 лет на сцене Кольцовского театра, молодой Юрий Кочергов сразу привлек внимание и режиссеров и зрителей. Прекрасные внешние данные (герой-любовник с первого взгляда!), обаятелен на сцене и в обращении с коллегами по работе, музыкален, прекрасно поёт, знает себе цену, органично вписывается в любой ансамбль, легко входит в роль, не комплексует – чего же боле! Далеко не каждая труппа имеет в своем составе подобного актера. А если он постоянно проявляется и со временем не сопьется, если слава не вскружит ему голову, то такой артист , как правило, сохраняет амплуа Первого Актера (определение идет от античных представлений) с юных лет до преклонного возраста. И Юрий Васильевич Кочергов тому наглядное подтверждение. В годы 1970-80-е века минувшего зритель рвался попасть в театр на Кочергова. Тогда он играл молодого председателя колхоза Боброва, потом Кречинского, Марио, Графа Альмавиву, Лауренсио, Дона Мануэля… - все это яркие главные роли в спектаклях тех лет.

«Собачье сердце» М. Булгакова. Шариков – Валерий Потанин. Доктор Преображенский – Юрий Кочергов. Реж. А. Иванов. 2008 г.

А уже в конце первого десятилетия ХХI века, когда актеру было за шестьдесят, его поклонники прежних лет и новое поколение зрителей шли на Кочергова в роли Шмаги в спектакле «Без вины виноватые» или в роли профессора Преображенского в «Собачьем сердце». И если замену ему в спектакле по пьесе А.Н. Островского все-таки нашли, то сатирическую постановку по повести М.А. Булгакова со смертью актера пришлось все-таки вывести из репертуара.

А звезда Юрия Васильевича взошла в 1972-м после того, как он сыграл главную роль председателя колхоза в спектакле «Дело Боброва» В. Черных в постановке молодого тогда главного режиссера театра Глеба Дроздова. Это был чутко услышанный режиссером и талантливо воплощенный артистами запрос времени на молодого современника новой формации. Он должен был уже своим внешним видом, интеллигентностью в сочетании со свободной раскрепощенностью выражения передовых взглядов вызывать симпатию зрителя. И Юрий Васильевич был тут, как нельзя, кстати.

Председатель колхоза Бобров в фильме-спектакле «Дело Боброва».

К тому же никого не мог оставить равнодушным и лирический дуэт Юрия Кочергова и молодой эффектной Людмилы Кравцовой в роли «столичной штучки», архитектора по имени Клара Вересова, которая готова была ради доброго дела, возрождения села, променять столичную жизнь на жизнь деревенскую. Эффект соответствия времени был столь велик, что постановку тотчас же заметили ведущие московские критики. Спектакль с успехом показали на столичной сцене, он был снят центральным телевидением, транслировался на весь СССР…

Репутация любимца публики закрепилась за Юрием Васильевичем окончательно в 1974-м, когда он сыграл роль Певца в «Хронике одного дня». Говоря современным языком, это был в то время спектакль-хит. Тогда воронежский писатель Эдуард Пашнев по горячим следам событий в Чили, где в сентябре 1973 года в результате военного путча был свергнут и убит президент Сальвадор Альенде, вместе с режиссером Глебом Дроздовым создали публицистическую пьесу «Хроника одного дня». Дроздов за короткий срок ее поставил, так что мир еще не успел остыть от случившегося. Главные роли играли великолепные актеры тех лет – Владимир Седов (Президент, он же исполнитель главной роли в фильме о генерале Карбышеве) и Раиса Кириллова (Вдова Президента). Но главным камертоном действа был все-таки Певец (Юрий Кочергов), который под гитару исполнял специально написанные яркие, публицистические антифашистские зонги, вызывая неизменный восторг, порой бурные аплодисменты в зале. Весь Воронеж, кажется, стремился тогда попасть на этот спектакль. Некоторые приходили еще и еще.

За роль Певца в «Хронике одного дня» Юрий Васильевич Кочергов в 1974 году получил Государственную премию РСФСР.

В том же сезоне у того же режиссера актер сыграл великолепного красавчика Котэ в развеселой «Хануме» А. Цагарели. А в следующем сезоне авантюрно-авантажного и не лишенного привлекательности графа Альмавиву в бессмертной «Женитьбе Фигаро» Пьера Бомарше.

Если бы и далее репертуарная судьба актера пополнялась ролями только такого плана, где достаточно было использовать только лежащие как бы на поверхности способности актера – быть легким, изящным, красиво-эстрадным, что так любит легкая на развлечения публика, неизвестно еще, каким бы пришел актер к зрелым годам. Да, разумеется, доводилось играть в те 1970-е годы и проходные роли в советских непременных однодневках типа «Я вернусь к тебе» или «Здесь твой дом». Но для творческого роста актеру необходимы роли крупномасштабные, психологически наполненные, требующие в себе самом поиска или вырабатывания новых способов сценического самовыражения в соответствии с требованиями драматурга и режиссера. Такую возможность роста дает классика.

В 1975 году режиссер Глеб Дроздов ставит «На дне» М. Горького. И актеру Юрию Кочергову достается роль Актера. Горький пьяница, жалкий, опустившийся человек, но еще способный уверовать в существование лучшей жизни, он не выдерживает испытания, когда рушится его мечта, и оканчивает жизнь в петле. Это, конечно, был уже другой пласт творчества для актера Юрия Кочергова, привыкшего на сцене блистать и побеждать, это была роль на сопротивление. Судя по прессе, Юрий Васильевич справился с нею. Но потом были не менее сложная и психологически наполненная роль Миловзорова в «Без вины виноватых» А.Н. Островского и главная роль в «Свадьбе Кречинского» А.В. Сухово-Кобылина, и роль профессора Серебрякова в «Дяде Ване» А.П. Чехова.

И внешние данные и психотип актера Юрия Кочергова таковы, что он весьма сценически органичен, воплощая образы западноевропейской и американской драматургии. Причем и средневековой давности и современные типы. В молодости он сыграл Валера в «Тартюфе» Мольера, две роли молодых аристократов в «Единственном наследнике» Ж. Реньяра, Дона Хуана в пьесе Л. Жуховицкого «Последняя женщина сеньора Хуана». А вот уж роль, будто специально для Ю. Кочергова созданная тремя итальянскими авторами - Леонидо Папагатта в пьесе «Моя профессия – синьор из общества». И еще одна итальянская роль – Альберто Серра в постановке «Иллюзии» автора Марии Летиции Компатанджело, которая специально приезжала в Воронеж на премьеру. И, конечно, роль Марио в «Супружеской идиллии» П. Гаринеи и др. А еще – Лауренсио в «Дурочке» Лопе де Веги и Дон Мануэль в «Даме-невидимке» Педро Кальдерона. То есть великолепный франко-испанско-итальянский репертуар.

Юрий Васильевич без проблем вписывался в любой ансамбль любого режиссера, который с ним работал. Но, естественно, и это большое везение, когда появляется в твоей жизни партнер, которого понимаешь с полуслова, с которым можно играть на нюансах психологического взаимодействия, который органично реагирует на каждую твою мимику, перемену интонации, поворот головы или вздох. Юрию Васильевичу в этом плане весьма повезло, когда его партнершей оказалась прекрасная актриса Людмила Александровна Кравцова. Впервые дуэт начался, пожалуй, еще в «Деле Боброва», продолжился «Даме-невидимке».

С 1990-х годов и до последних дней творческий диалог Юрия Кочергова и Людмилы Кравцовой успешно продолжался. По преимуществу в пьесах зарубежных. В 1995 году – «Не боюсь Вирджинии Вулф» Э. Олби (Кочергов – Джордж, Кравцова – Марта). В 1998 году – «Семья для женщины легкого поведения» по пьесе Эдуардо де Филиппо «Филумена Мартурано» (Кочергов – Доменико Сориано, Кравцова – Филумена). В 2003 году – «Лев зимой» Дж. Голдмена (Кочергов – король Генри II, Кравцова – королева Элинор). В 2007 году – «Малина в феврале» Ричарда Баэра (Кочергов – Герман Льюис, Кравцова – Кристина Мильман).

«Вишневый сад» А.П. Чехова. Раневская – Т. Краснопольская, Гаев – Ю. Кочергов. 2002 г.

В 1998 году Людмила Кравцова организовала в Доме актера творческий центр «Антреприза». И здесь Юрий Кочергов и Людмила Кравцова делают несколько спектаклей-диалогов, с которыми выезжают на фестивали в Москву и другие города России. Среди постановок-дуэтов надо выделить «Послевкусие» Л. Зорина и «Владимирскую площадь» Л. Разумовской.

Пришедший в 1987 году главным режиссером Анатолий Иванов поначалу давал Юрию Васильевичу роли импозантных, эффектных внешне персонажей: Наш Дорогой поэт в «Коломбе» Жана Ануя, Альберто Серра в итальянской пьесе «Иллюзии» Л. Компатанджело. Но вот режиссер ставит спектакль-дуэт чисто психологического содержания «Там же, тогда же». В пьесе американца Бернарда Слейда современные умудренные жизнью мужчина и женщина (Юрий Кочергов – Джордж; Татьяна Краснопольская – Дженни), встречаясь в курортном местечке раз в год, постоянно выясняют отношения, будто разгадывают психологическую шараду, стремясь прежде всего для себя самих понять эту неотвратимую тягу друг к другу. Великолепно сыграв эту роль, Юрий Кочергов становится вполне актером режиссера А.В. Иванова.

И наступает новый период в его творчестве: он успешно реализует свой талант уже и в русской классике. Это, прежде всего, роль Беркутова в 1994 году в постановке «Резвые крылья амура…» по пьесе А.Н. Островского «Волки и овцы». В следующем сезоне – Белый Главнокомандующий в «Беге» М.А. Булгакова. В 1998 году еще одна генеральская роль - Аристарх Вышневский в «Доходном месте» А.Н. Островского. В 2002 году – Гаев в «Вишневом саде» А.П. Чехова. Общий рисунок роли дает основания вспомнить Гаева - К.С. Станиславского, что нисколько, конечно, не умаляет достоинств актера Ю.В. Кочергова.

Последняя постановка народного артиста России Анатолия Иванова в Кольцовском театре состоялась в 2008 году – «Собачье сердце» по роману М.А. Булгакова. Он блестяще осуществил ее, потому на две главные роли в труппе имелись безусловно подходящие актеры. Имею в виду Валерия Потанина на роль Шарикова и, конечно же, Юрия Кочергова – Профессора Преображенского. Интеллигентный, деловитый, саркастичный, он незаметно и властно ведет зрителя по лабиринтам булгаковского повествования с почти библейским сюжетом.

В катастрофически жарком августе 2010 года перестало биться сердце народного артиста России Юрия Кочергова. Спектакль «Собачье сердце» без Преображенского – Кочергова остался обезглавленным и выпал из репертуара.

Замены актеру в театре не нашли.

«Без вины виноватые» А.Н. Островского. Кручинина – Н. Леонова, Шмага – Ю. Кочергов. Реж. В. Шахвердян. 2010 г.

Назад к списку Назад к списку